Пятница, 06 ноября 2020 09:58

Россия в лидерах по судостроению Избранное

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Известное британское аналитическое агентство Clarkson Research, занимающееся составлением ежемесячных и ежеквартальных рейтингов, в очередном обзоре за июль-сентябрь 2020 г. отвело России второе место в мире по объемам судостроения
Приятно осознавать, когда экономика все же первична, а политика вторична. Первую позицию по итогам квартала традиционно заняла Южная Корея, на долю которой пришлось 45% всего мирового судостроения, или 1,42 млн CGT (регистровых тонн, каждая из которой равна 100 куб. футам, то есть 2,83 куб. м). Такая система подсчета, по тоннажу, позволяет объективно сравнивать результаты работы в отрасли.
Вторую строчку рейтинга на этот раз заняла Россия с 860 тыс. CGT, потеснив Китай с обжитого места, у которого показатель оказался меньше на 30 тыс. регистровых тонн, и сказав ему «Цзай цзянь» (до свидания). Конечно, по одному кварталу не судят о целом годе и в Поднебесной еще скажут свое «Ни хао» (и снова здравствуйте). Но то, что российские верфи прорвались на второе место, несмотря на неблагоприятный для постройки судов год из-за GOVID-19, дорогого стоит.
Между тем по итогам 2020 г. в гражданском сегменте отечественного судостроения, по мнению экспертов, планируется ввести в строй около 60 крупных судов. Прежде всего речь идет о серии сухогрузов проекта RSD59, которая строится на судоверфях в Нижегородской и Ленинградской областях (до конца года ожидается сдача 16 теплоходов). Далее — о рыболовных, краболовных и других судах. А с постройкой ледоколов, как считает глава ОСК Алексей Рахманов, Россия вполне сможет претендовать на первое место.
Уже сейчас наша страна лидирует в строительстве гражданских судов класса «река-море». Однако, по словам генерального директора Морского инженерного бюро Геннадия Егорова, успокаиваться рано. По его информации, для работы на российской грузовой базе за 20 лет было получено 467 самоходных грузовых судов ограниченного морского и внутреннего плавания. Отечественные верфи поставили 284 теплохода (61%), а с учетом сегодняшних заказов строят еще 43 (уже 74%).
Но судостроение — среда конкурентная. Так, китайские и турецкие
заводы сдали за то же время 65 и 58 судов соответственно, плюс в постройке еще не менее семи. «Наши клиенты крайне чувствительны к экономике», — замечает Егоров. Темпы ввода нового флота надо согласовывать с реальными данными по выбытию старого и с корректным анализом грузовой базы и пассажиропотока. Именно триада «грузовая база — путевые условия — флот» определяет перспективы нового судостроения в секторе «река-море» и речном сегменте (такое мнение он высказал на онлайн-конференции «Сколько судов мы построим в России?», организованной агентством «ПортНьюс» при поддержке ГТЛК и «INFOLine-Аналитика»).
Например, по данным старшего научного сотрудника Морского инженерного бюро
Александра Егорова, совокупное выбытие дедвейта в сухогрузном тоннаже
к 2025 г. составит около 870 тыс. тонн, к 2030-му — 2 млн тонн. Чтобы компенсировать эти потери, потребуются еще 100 теплоходов проекта RSD59 (это при сохранении грузовой базы к 2025 г., а через следующие пять лет — еще столько же). Разумеется, рынок требует наличия судов различных типоразмеров, а не только «Волго-Дон максов».
В частности, остаются популярными теплоходы типа «Омский», перевозящие 3 тыс. тонн груза при осадке 3,2 метра. Поэтому есть реальный спрос на новые «Омские» проекта RSD34. То же самое по танкерному флоту. Сокращение тоннажа в пересчете на химовозы проекта RST27M должны восполнить еще 36 судов к 2025 г. и около 100
единиц к 2030-му. При этом, как заявляют в Морском инженерном бюро, продолжается расширяться перечень наливных грузов: к растительному маслу и патоке добавляются гудрон, жидкие удобрения, метанол и другая нефтехимия, а также битум.
По круизному пассажирскому флоту потребность в новом судостроении объективно
определяется по сокращению суммарной пассажировместимости. Причем это связано не только со старением теплоходов, но и с сокращением количества пассажиров на отдельно взятом судне с точки зрения повышения комфортабельности. Всего сейчас насчитывается 24600 пассажиро-мест, в 2025-м ожидается 18700, в 2030-м — 11600. «При сохранении сегодняшнего количества пассажиров, — заявляет Геннадий Егоров, — нам потребуется соответствующее число новых круизников, востребованных на рынке, в частности PV500, а также PV300, PV11 и ПКС (пассажирское колесное судно)».
И еще. Многие часто рассматривают флот и грузовую базу водного транспорта как закрытую систему. На самом деле южные и западные российские терминалы (скажем, в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону или в Астрахани) являются открытыми международными портами. На эту грузовую базу небезуспешно претендуют «Волго-Балты», «Сормовские», «Волго-Доны», «Омские», «Сибирские», «Амуры» с иными флагами и не российскими классификационными обществами.
То есть реализуется схема, когда старое судно, уже не выдерживающее требований РС и РРР, уходит под более удобный класс и флаг и там работает до сдачи на металлолом. Так, 140 из 186 списанных к 2019 г. «трехтысячников» имели не российскую юрисдикцию.

Подготовил Александр РАЙНИЧ.
Фото Владимира ЮЖАКОВА.

Прочитано 196 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии